"Я становлюсь тем, что я прозреваю в себе. Я могу сделать все, что внушает мне мысль; могу стать всем, что мысль открывает во мне. Это должно стать непоколебимой верой человека в себя, ибо Бог пребывает в нем."
Шри Ауробиндо

19 | 09 | 2017
Feb
04
2011
25 октября 1960 Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Мир Реальность Сознание - БЛОГ МИРРЫ
05.02.2011 01:30

 Агенда Матери

25 октября 1960

Ашрам накрыла черная волна. Происхождение ее довольно необычно и очень интересно.
У С. есть родственник в Бомбее — племянник; однажды, не то в конце августа, не то в начале сентября, С. рассказал мне необыкновенную историю про исчезновение своего племянника (он принес фотографию, племянник с виду похож на медиума). Через день, кажется, племянник вернулся: его нашли в поезде, в гипнотическом состоянии; к счастью, кто-то догадался его потрясти, и он пришел в себя: «Почему я здесь, что я тут делаю?» (Он не собирался никуда ехать; выходя из дома, он направился к соседям в Бомбее.) Он вернулся домой, так и не разобравшись, что с ним было. И сам был какой-то странный.
Несколько дней спустя племянник опять должен был куда-то пойти, не знаю уж куда; он идет на вокзал — и не возвращается. Узнать, что с ним приключилось, нет никакой возможности. Дни идут, семья решает рассказать мне эту историю и послать его фотографию, полагая, что второе исчезновение должно быть связано с первым случаем, когда его нашли на вокзале под гипнозом (видимо, эти люди занимаются гипнозом). Родственники спрашивают: где он, что с ним?
Все это происходило в день отъезда X. (тантрический гуру Сатпрема), и я сказала: «Возьмите письмо с фотографией и расскажите все X.». Тот посмотрел в книгу, проделал небольшую джапу и через несколько секунд сказал: «Ага! Он вернется до 26 сентября, но предупредите Мать, пусть она этим займется». Тогда я тоже сконцентрировалась.
Недели через две (то есть дней за десять до 26 сентября) — другая новость: старший брат того мальчика, живущий в Ахмедабаде (не в Бомбее), приехал повидать отца, мать и бабушку (там есть еще и бабушка) и спросил, как поживает его брат. А приехал он с другом. Ему ответили: «Твой брат исчез, мы не знаем, что с ним стало». Тогда они решили заняться его поисками: «Мы его найдем».
Накануне отъезда друг старшего брата объявил, что хочет зайти к бабушке (она жила метрах в ста от их дома). Выходит — и не возвращается. Пропал.
Все страшно перепугались; стали думать, что происходит. Я попросила связаться с X., сконцентрировалась, и через четыре дня мальчик (друг старшего брата) вернулся в жалком состоянии: бледный, худой, почти не в силах говорить. И рассказал такую историю.
По дороге к бабушке он проходил мимо вокзала и зашел внутрь, чтобы чего-нибудь выпить. Пока пил, два человека начали играть с шариками рядом с ним. Он ПОСМОТРЕЛ, неожиданно почувствовал себя очень плохо, захотел уйти и побежал к двери, выходившей к железнодорожным путям, — она была закрыта, выйти ему не удалось. А те двое стояли у него за спиной — внезапно он потерял сознание: «Что было дальше, не знаю».
Очнулся на вокзале, где-то между Бомбеем и Пуной, и сначала сказал им, что хочет есть (те двое оставались с ним). Они несколько раз ударили его кулаком в живот и приложили к носу платок — он опять потерял сознание! В Пуне пришел в себя (есть ему уже не хотелось!), ему опять приложили платок к носу. Дальше то же самое: били его очень много. Однажды он очнулся в какой-то деревне в окрестностях Пуны, а четыре человека, сидевшие вокруг него, спорили на неизвестном ему языке (сам он говорит на гуджерати). Видимо, они говорили на другом языке, не знаю каком, — кажется, они были черные. Он ничего не мог разобрать, но по некоторым признакам понял, что они спорили, убивать его или нет. Наконец, они сказали (видимо, на понятном ему языке): «Или ты вступаешь в нашу банду, или мы тебя убьем». Он ответил стоном, чтобы не соглашаться. Они решили дождаться главаря (значит, его там не было): «Решим, когда он приедет». И для верности снова стукнули мальчика несколько раз в живот и приложили к носу платок — он потерял сознание!
Через некоторое время (неизвестно какое; сколько продолжалась вся эта история, он узнал лишь по возвращении) мальчик очнулся и обнаружил, что находится в деревенском доме с низким потолком, довольно темном, а при нем сидят уже не четыре, а пять человек. Они обедали. Он старался не шевелиться. Главным образом они пили (а там действует сухой закон). Четверо были уже мертвецки пьяны. Он приподнялся, чтобы посмотреть. Пятый, (он не знал его, но, видимо, это и был главарь) — еще не слишком; увидев, что мальчик пошевелился, он издал страшный рев; несчастный распластался в углу и замер в ожидании. Через некоторое время пятый (выпивший в одиночку целую бутылку) напился до полусмерти. Удостоверившись, что все спят глубоким сном, мальчик с большим трудом поднялся и... Он утверждает, что бежал полтора часа! Весь избитый, и не евший четыре дня! Я думаю, это просто чудо!
Пробежав полтора часа, он, сам не зная как, оказался на вокзале в Пуне. Сел в поезд и приехал в Бомбей, не понимая, как вырвался.
Узнав эту новость, я подумала: «Это хорошо, значит, мальчик получил подготовку («подготовкой» в оккультизме называется концентрация силы на достижении определенной цели. В данном случае тантрист произвел подготовку для спасения племянника), которую X. предназначал для другого, поэтому ему удалось вернуться». Ведь то, что он сделал, — настоящее чудо.
А другого, племянника, так и не нашли. Но, очевидно, это была та же банда и тот же метод воздействия.
Далее вмешалась полиция: мальчика отвезли в окрестности Пуны (естественно, под наблюдением). Проку вышло мало: кажется, всюду, где он вроде бы видел этих людей, он терял сознание. Наконец, историю рассказывают мне, и несчастные родственники пишут: «Какие же демоны захватили нашего сына, раз их сила так велика, что может сопротивляться Матери и X.?» Сообщили X., который, узнав историю друга старшего сына, сказал: «Ну, теперь я знаю, где второй, и надеюсь, что это скоро кончится». Но 26 сентября прошло — родственники в отчаянии. Снова пишут. Я сконцентрировалась.
Это было как раз перед пуджей Дурги (ежегодная ритуальная церемония в честь Дурги, всемирной Матери) или сразу после нее (с датами у меня нелады) — нет, после. Я вошла в глубокую концентрацию и увидела, что, действительно, возникла очень мощная и опасная сила ракшасов (ракшасы — демоны нижнего витального плана).
Бродя во время джапы по своей комнате (я задумалась над этой историей и хотела попробовать сделать что-нибудь), я вдруг увидела перед собой Дургу, — она поднимала копье белого света, сокрушающее враждебные силы, целясь в черную копошащуюся массу людей.
Моя реакция была... ужасной! Целый день я была не то чтобы больна, но почти в том же состоянии, что и два года назад (в декабре 1958 г., когда произошло нападение черного мага, а это означает, что против меня использовали ту же самую мантру). У меня не бывает рвоты, а тут рвало со страшной силой — все, что было внутри, вышло наружу! Только теперь я приобрела больше опыта, чем два года назад (!), поэтому все прошло... Это случилось здесь, внизу, после полудня. Я поднялась прямо в свою комнату (в тот день я никого не принимала) и вошла в концентрацию, чтобы понять, что случилось. Я увидела, что все шло оттуда, что это был ответный удар тех людей, пытавшихся защищаться.
Я сделала все необходимое.
Но беда в том, что эта сила распространилась на Ашрам, на всех — все накрыла черная волна. В конце концов, это довольно... противно.
Через четыре дня раздался телефонный звонок: мальчик нашелся в Ахмедабаде, и его везут в Бомбей.
История этого мальчика... фантастика! Фантастика: худой, бледный, голова пустая. Подробностей я уже не помню, но, в общем, все было точно так же: его тоже взяли на вокзале; он видел этих людей; гипноз, и дальше он перестает понимать, что происходит. Не знаю, пользовались ли они «платком», но его «загипнотизировали». Его били, когда он просил есть. И после этого он переставал ощущать голод! Они как будто избавили его от потребности есть — даже если еда была, он к ней не прикасался. И голова совершенно пустая.
Он, впрочем, помнит, как они повторяли: «У тебя нет семьи, это не твое имя; тебя зовут так-то (они дали ему другое имя); ты один и полностью зависишь от нас». Но, вероятно, сознание этого мальчика было немного глубже, поскольку, хоть внешне его голова и не работала, внутри что-то продолжало наблюдать и запоминать.
В конце концов, они поставили его официантом в маленьком кафе в Ахмедабаде, рядом с вокзалом. Очень может быть, что его брат с другом заходили в это кафе (он смутно помнит, что видел их), но он был совершенно не способен позвать их или признаться им. Один раз он даже пытался уехать и уже шел к вокзалу, но в какой-то момент не смог идти дальше, что-то (что, он уже не помнит) заставило его остановиться и вернуться назад. Он был в очень... необычном состоянии. Однажды друг брата зашел в это кафе, и ему пришлось его обслуживать. Он очень изменился, но друг брата все же узнал его, спросил: «Как тебя зовут?» — и увидел, что мальчик словно оглох и ничего не отвечает. Тогда, не говоря ни слова, он помчался к его старшему брату, они вернулись, отвели мальчика в угол и умыли водой Зельца. После этого мальчик ожил. Тогда они увели его и сообщили в полицию.
Других подробностей я пока не знаю...

(Два месяца спустя Мать рассказала подробности этой истории, которые мы приводим здесь)

Я узнала подробности: этот мальчик по дороге на вокзал зашел в обувной магазин, чтобы купить пару сандалий. Войдя, он увидел мужчину, выбиравшего женские туфли. Это показалось ему забавным: «Что это он покупает?... » — ОН ПОСМОТРЕЛ, и дальше ничего не помнит. Он потерял сознание и не знает, что случилось с ним потом. Но началось все именно так: мужчина покупал в лавке женские туфли! Наверное, он специально делал странные вещи, чтобы привлечь к себе внимание. Естественно, мальчик посмотрел на него с интересом, и тут же все пропало — полный провал! Он очнулся много времени спустя в поезде вместе с тем мужчиной. Этот мальчик и рассказал подробности: они с матерью приехали поблагодарить меня. Очень милый мальчик, но этот случай даром не прошел — он не может избавиться от страхов, особенно когда рассказывает. Он старается забыть. Говорит, что хочет пойти в армию, и просит моего разрешения. Мальчик чувствует потребность в силе, и ему кажется, что лучше всего стать частью этой силы (конечно, это не его слова, сам-то он этого не осознает, но ощущает потребность в поддержке какой-то силовой организации). Я ободрила его, сказав: прекрасно. Его мать это не очень-то радует! Ей кажется, что от Харибды он попадет к Сцилле!
Другая любопытная деталь: избавив его от чувства голода, и поместив в бар, они сказали: «А теперь ешь». Он попробовал что-то съесть, и на протяжении четырех дней все, что он ел, выходило в виде черной рвоты! Только потом он начал понемножку есть. Фантастическая история!

(Продолжение беседы)

... Но меня больше всего заинтересовало, какую опасность представляют эти люди — не потому, что они разбойники, а потому что они обладали силой: разбойники, владеющие силой, и судя по всему, не только гипнотической. Там должна была быть еще и тантрическая сила, иначе они не могли бы оказывать такого воздействия на людей. Особенно на расстоянии. Я сказала себе: НУЖНО их поймать. И ради этого... я продолжала работать. А вчера в газетах сообщили, что в Аллахабаде захвачена банда из пятерых мужчин, восьми женщин и полудюжины детей, которые выкрадывали людей с помощью, как они выразились, «месмерических» методов, и что все арестованы полицией (они работали в Пуне, в Бомбее, в Ахмедабаде, а взяли их в Аллахабаде). Наверное, заметив, что мальчик ушел, они испугались и побежали на север. В Аллахабаде их арестовали — я проделала очень сильную подготовку, сказав себе: НУЖНО, чтобы их взяли.
Пока других новостей у меня нет... Но, арестовав их, полиция может помешать им делать зло только ВНЕШНЕ; сила остается. Нужно... Все говорят: нас будто накрыло черной пеленой бессознательного. Это почувствовали даже те, кто не привык к подобным вещам. Сейчас я занимаюсь очищением места, а это нелегко. Все идет наперекосяк.
Я дала знать X., но не стала сообщать ему о своих трудностях (о мантре, которую они использовали против меня). Об этом я ничего ему не сказала. Ведь он с самого начала настаивал: «Нужно, чтобы этим занялась Мать, милость Матери может их спасти». И я поняла: они нанесли удар как раз во время пуджи Дурги; поэтому должна вмешаться Дурга. Такая история.
У X. тоже дела идут плохо: это отдается повсюду. Наверное, все это очень важно... Надеюсь, теперь что-нибудь изменится.

А мантра должна обернуться против них?

Конечно: она и обернулась против них. Им придется несладко. Но тем хуже для них! Этого им не избежать.
Не знаю, что с ними будет... Ведь они, должно быть, убили несколько человек. Если это обнаружится, с ними кончено, мы от них избавимся — они превратятся в маленьких бестелесных демонов! Это не так опасно.
Только бы они не перевоплотились в кого-нибудь еще. Всегда найдутся люди, готовые принять демонов, вот что плохо!

(Едва Мать закончила эту историю, произошло забавное «совпадение»: ей принесли картину, нарисованную П.К., художником из Ашрама. Надо сказать, что за несколько дней до того, ночью, разразилась страшная гроза, молнии били с небывалой силой, и во время грозы П. К. вдруг увидел среди молний огромную голову демона. Не найдя под рукой ничего другого, он наспех зарисовал видение мелом на доске. Это изображение и принесли Матери. Глядя на него, Мать заметила:)  

«Смотри-ка, П. К., оказывается, умеет видеть! Этот демон и стоял за теми людьми. Благодаря ему они обладали такой силой. И явился он из-за этой истории: он был разгневан. Прекрасный демон!
Я тоже видела его той ночью, он говорил: «You fools with your with your small crackers [это было время Дипавали, праздника огней, когда все зажигают петарды], I will show you what real crackers are!» («Кучка идиотов с жалкими петардами, я покажу вам, что такое настоящая петарда!»)
— и молнии били с небывалой силой... О! Чего он только не говорил, грозил катастрофами, но это сложно пересказать, я не хочу вдаваться в подробности.

(Через несколько дней Мать добавила:) 

Тут у одного ребенка случился жар только из-за того, что он взглянул на этот портрет! (По этой причине мы его не приводим.)


Я не решился разглядывать его!

О! Это страшно! У одного малыша, — не знаю уж, кому пришла в голову дурацкая идея показать этот портрет, —целых три дня был жар, его трясло. Боюсь, что художник тоже заболел, окончив свой рисунок!

Чуть позже

А как твое здоровье? [Ученик был болен.]

[i]Когда нужно по семь часов в день читать джапу, жизнь становится довольно странной![/i]

Это противоречит не только воспитанию, но и всему укладу жизни западного человека! Для индуса, современного индуса, это тоже очень трудно, но для тех, кто воспитан в старой традиции, здесь нет ничего сложного. Детям, воспитанным в монастыре или подле гуру, очень легко.

(Пауза)

Я рассмотрела область влияния мысли — воздействия мысли на тело, — потрясающе! Мы не представляем, насколько велико это воздействие. Даже несознательная или подсознательная мысль фантастически влияет на тело!.. Вот уже два года я изучаю это В ПОДРОБНОСТЯХ— невероятно! Если когда-нибудь у меня будет время рассказать, тебе будет очень интересно...
Самые-самые мелкие ментальные или витальные реакции, которые, как кажется обычному сознанию, не имеют никакого значения, отражаются на клетках тела и способны произвести нарушения... При внимательном наблюдении неожиданно находишь легкую болезнь, пустяк (если ты чем-то увлечен, ты этого вообще не заметишь), но если проследить за болезнью, можно заметить, что ее истоки кроются в нашем активном сознании. Самой ничтожной, неуловимой причины достаточно, чтобы в теле развилась болезнь.
Поэтому, если только мы сознательно и по собственной воле не пребываем в том, что называется сознанием Брахмана, проконтролировать зарождение болезни практически невозможно. Из-за этого нам кажется, что в теле многие процессы происходят независимо от... не только от нашей воли, но и от нашего сознания — ЭТО НЕПРАВДА.
Самое опасное — это внешние влияния. Постоянно: за едой мы воспринимаем... такую массу вибраций! Вибрации продукта (в нем остается жизнь), вибрации повара, вибрации... Все время, все время, без остановки, мы дышим — и получаем вибрации. Разумеется, когда мы с кем-то разговариваем, встречаемся с людьми, мы лучше осознаем, что происходит, но даже если мы сидим неподвижно, не обращая внимания на других, — мы воспринимаем вибрации! Получается почти абсолютная взаимозависимость, уединение — это иллюзия... Можно постараться расчистить пространство [Мать показывает, как она воздвигает вокруг себя перегородки], и держаться В КАКОЙ-ТО МЕРЕ на расстоянии, но даже это усилие производит «disturbances» [нарушения] (я думаю по-английски, а говорю по-французски). Теперь я это ВИЖУ.
Но еще я твердо знаю, что если научиться управлять этой массой физического разума и постоянно внушать ей сознание Брахмана, МОЖНО стать ГОСПОДИНОМ своего здоровья.
Поэтому я и говорю людям (я не рассчитываю, что они смогут это сделать, во всяком случае, сейчас, но знать это полезно), я говорю им, что здоровье — не судьба, НЕ нечто совершенно не поддающееся нашему контролю, НЕ «Закон Природы», над которым мы не властны, — нет. Мы — настоящие хозяева всего того, что временно составляет нашу личность, и нам дана власть контролировать тело, нужно только уметь ею пользоваться.
Нужна очень строгая дисциплина, тапасья (тапасья — аскеза, строгость, суровая дисциплина)..
Но это полезно знать, чтобы не отчаиваться по поводу того, что такие вещи не подвластны нам, чтобы не поддаваться ощущению, что это Рок: люди рождаются, живут и умирают в убеждении, что все зависит лишь от всемогущей Природы, а мы — лишь игрушки в руках превосходящих нас сил — это неправда.
Во всяком случае, что касается меня, моей йоги, лишь когда я УЗНАЛА, что Я — Хозяйка своего тела (если только я сумею быть Хозяйкой и позволю себе стать Хозяйкой, преодолев внешнее невежество), я поняла, что мы можем овладеть Природой.
Живо еще старое халдейское и христианское представление о Боге как о существе, с которым мы недостойны войти в контакт, потому что между ним и людьми лежит пропасть. Это ужасно.
С этим необходимо покончить.
С такими представлениями ни Земля, ни люди НИКОГДА не изменятся. Я всегда говорила, что эта мысль внушена Асурами (Асуры — демоны ментального плана); она помогает им властвовать над Землей.
Между тем, какие бы усилия ни приходилось нам прикладывать, с какими бы трудностями мы ни встретились, какое бы время ни пришлось затратить на их преодоление, нужно помнить, что это не имеет значения: знай, что мы Хозяева своему телу, что «я» и «Хозяин» — одно и то же. Требуется лишь знать это БЕЗРАЗДЕЛЬНО, чтобы не оставалось никаких сомнений. Это выход.
Поэтому я говорю людям: «Ваше здоровье зависит только от вашей внутренней жизни (причем не глубокого, а среднего уровня)».
Уже два года я коплю опыт относительно МЕЛЬЧАЙШИХ ДЕТАЛЕЙ, сущих пустяков на вид. Их нужно уважать, не впадая в манию величия; даже ничтожное усилие по введению клеток в правильное состояние может дать ключ.
Если смотреть на эти вещи с точки зрения обычного сознания, они выглядят настолько тонкими и требуют настолько тщательного наблюдения, что люди утверждаются в убеждении: «О! Это Природа, Судьба, божественная Воля». Такое убеждение несовместимо с «Йогой Совершенства», она начинает казаться фантастической утопией — но это НЕПРАВДА. Правда в другом.

(Долгая пауза)

Знаешь, что я делаю, когда говорю кому-то: «Я займусь тобой»? Я соединяю свое тело с его телом, а затем совершаю внутри всю работу. (По мере возможности. Как правило, это возможно, но относительно, потому что мое время ограничено). К тому же, мне интересно проверять наблюдения и следить за результатами (не чтобы гордиться ими, гордиться тут нечем!) — ради НАУЧНОГО изучения вопроса: нужно понять, как управлять собой, как отличить, что активно, а что пассивно, как правильно подойти к проблеме, и так далее.
Даже когда ты не очень хорошо себя чувствуешь, нужно сказать себе: «Это ничего; все что нужно, будет сделано» (больше всего мешает страх, что не сможешь ничего сделать), правильнее сказать себе: «Нет, верь в божественную милость, я совершу все, что должна, и так или иначе мне будут даны на это силы».

Я чувствую, что ты даешь мне эти силы.

 

 


Добавить в закладки
Обновлено 05.02.2011 01:33